Проси сына моего!

s1200e

Вспоминаю случай из своего далёкого детства. Случай, перевернувший всю мою жизнь. Мы были деревенскими, и, когда начался голод, мать не стала ждать, пока все её дети погибнут, а снарядила нас, старшеньких, в город.

– Идите, детки, идите, может, и прокормитесь. Что подадут, что попросите.

А тут – совсем худо.

– Мам, а ночевать-то где? – спросил я.

– В подвалах ищите, в конюшнях, а лучше – к Храму Божьему держитесь поближе.

Прощание было коротким. Старый армяк на мне, сестрёнке мать дала свой платок. И пошли. Мне в ту пору исполнилось двенадцать, а Маше – семь лет.

Город ошеломил нас: крики, суета, всюду движение. Но стоило свернуть с главной улицы, и становилось тихо, как в деревне. Я не боялся, а сестрёнка пугалась, все норовила спрятаться мне в бок, пищала: «Саш, а мож, вернёмся? Мамка дома…» Мамка-то дома, да только не ждёт. С ней четверо остались.

Я внимательно оглядывал подворотни. Подвалы закрыты, конюшни и подавно. Тогда я поднял голову и стал смотреть вверх. Немного погодя увидел, как заблестели верхушки куполов. Туда и потянулись.

Городской храм – не чета деревенскому. Высокие ступени, белокаменный. Я заробел. Как подойти, как просить? Поодаль, ближе к воротам, стояли нищие: все больше калеки, старички и старушки. Но я не смел стать рядом, мне что-то мешало, внезапно стало душно и тяжело.

Из открытых дверей поодиночке выходили люди. День был будничный, обедня, по всему, давно кончилась. Я вошёл, покружил, посмотрел на горящие свечи, полюбовался резными воротами алтаря. Тихо, спокойно. Но что же делать? – мучил вопрос. Вышел из храма.

Сестрёнка ждала на ступеньках. Она хотела есть, но молчала, надеялась на меня. Мимо прошла хорошо одетая женщина. Я проводил её взглядом – и вдруг бросился к ней, горячо умоляя: «Матушка, матушка, возьмите меня в работники, я всё умею! Я – деревенский, сильный. Воду носить, дрова колоть, и за лошадьми…» Но женщина заторопилась прочь, оглядываясь на меня чуть ли не в ужасе.

Однако я не огорчился, наоборот, обрадовался, потому что, как мне казалось, нашёл решение. Наниматься в работники – это привычно: мать всегда посылала нас по деревне, людям помогать.

Нас и накормят, и, бывало, заплатят.

Только тут меня никто не знал. Я кидался к одному, к другому – все спешили мимо, оглядываясь подозрительно, с опаской. Время шло. Сестрёнка жалась в платок. Нищие познакомились с нами, стали её учить:

«Ты ручку-то протяни, протяни, не бойся». Она вытянула руку. Пальцы посинели от страха и напряжения. Глаза с мольбой смотрели на меня: «Саш!» Мне стало не по себе…

Просина

Сырая осень загнала солнце за тучи, потянуло ветром. Ни еды, ни ночлега. Ей что-то подали, мелкую монету, и я тут же спрятал её глубже в карман, чтоб не потерять. К вечеру мы совсем отчаялись. Нищие разбрелись кто куда, храм закрыли.

Оказавшись за оградой, я почувствовал, что надеяться не на что, взял сестру за руку и пошёл. Купить что-либо на монетку оказалось невозможно: слишком мелкая. Остановился и огляделся вокруг. Окна светились тёплым сиянием огоньков. Столько еды, тепла! Ладошка сестры окоченела от холода. Мы забились в какой-то угол между домами, где ветер не так донимал, я натаскал соломы, разбросанной по переулкам, обнял её покрепче. Зажмурился, а перед глазами – дом. Дрова ещё оставались, и мать топила, и даже когда голодно, всегда находилось место между младшими братьями и сёстрами, чтобы согреться и уснуть. Вернуться? Но её глаза… С ней четверо остались. Я самый старший, а значит, ел больше всех…

Через три-четыре дня стало понятно, что нам не выжить, не прокормиться. Подавали так мало, что едва хватало на маленькую лепёшку, пару яблок. Сестра ослабла и уже не могла стоять, она сидела на ступеньках, склонив голову на плечо, и всё время молчала. Ночевали мы за храмом, в кустах, прижавшись к стене: берегли силы. …

Той ночью поднялся ветер и выгнал нас из убежища.

Взяв сестру на руки, я перенёс её ближе к дверям: здесь было тихо. И задремал. Внезапно дверь храма распахнулась, и из неё вышла Женщина. Я даже не понял, почему проснулся.

Просто открыл глаза и увидел Её: невысокого роста, одета в глухое монашеское одеяние, на голове плат. Подойдя к нам, склонилась и глянула мне в лицо. Я похолодел. Вдруг Она открыла уста и тихо сказала: «Что ж ты не молишься? Проси Сына Моего!» Затем повернулась и скрылась внутри.

Церковь открыта! – осенило меня. В один миг я очутился у двери. Та была заперта, и большой замок висел так, как сторож оставил его. Я долго дрожал, пытаясь унять страх, и жался ближе к сестре.

Пока вдруг слова не ожили в моей памяти: «Что ж ты не молишься? Проси Сына Моего…» Какого Сына?!

Едва я дождался утра. Церковный сторож не спеша открывал дверь, а я стоял рядом, подпрыгивая от нетерпения. Вошёл, рысцой обежал храм, заглянул в каждый угол: Женщины не было. И вот, в тот момент, когда я стоял, озадаченный, на меня с большой, во весь рост иконы глянула Богородица.

Столько раз я смотрел на этот чистый Лик, но лишь сегодня увидел глаза. Это были те же глаза, и выражение то же! Долго я вглядывался. И чем больше смотрел, тем отчётливее стучало сердце: Она! Её Лик! Мой детский разум не мог понять: как, почему. Я просто смотрел и видел ту же мягкую линию губ, ту же ласку, когда Она сказала: «Проси Сына Моего!» Огляделся, поискал глазами священника. Рассказать? И смутился: да кто ж мне поверит?

И тогда я повернулся к Сыну. Молиться я не умел. Когда жив был отец, он всегда серьёзно, неторопливо читал перед едой «Отче наш», и мы все негромко повторяли. Но отец умер, и в доме не молились. Я зашёл за колонну, сосредоточился. «Отче наш, Иже еси на небесех, – начал тихонько, – да святится имя Твое…»

Молитва лилась легко, схваченная раз и навсегда прочной детской памятью, но что означали эти слова – я не понимал.

Закончил, перевёл дух, и вдруг просто поднял голову, глянул Ему в лицо – и горячо, горячо зашептал. Я рассказал Ему всё: и про голод, и про мамку, и про то, что она не виновата, ведь нас шестеро в семье, а отца давно нет, и лошадь продали, потому что некому пахать.

И про сестру, которая там, за дверью, милостыню просит, только не дают, а если и дают, то так мало… Чего только я не наговорил в тот первый раз! Он слушал меня, глядя спокойными, глубокими глазами. А я весь вспотел, несколько раз утирал набегающие слезы, но плакать не хотел, а просто говорил и говорил. И когда закончил, опустился неловко на колени и прижался лбом к холодной стене. Растревоженная душа моя болела, но в неё уже вселилось что-то новое, неизведанное ранее: покой, чувство защищённости.

Я не ожидал, что сию минуту в моей жизни что-то изменится, просто не думал об этом, но успокоился, потому что попросил…

Времени прошло немало. Когда вернулся к сестре, она стояла, плотно зажав конец платка в кулаке. Так я научил: подадут что – прячь в платок и держи крепко, пока мне не отдашь. Маленькая, ещё потеряет… Она раскрыла ладонь, и я глазам своим не поверил: на тёмной ткани сияла чистая серебряная монета!

У меня едва ноги не подкосились. Голод, только что пережитое волнение сделали меня слабым, и я упал на ступени. Отдышался, унял дрожь. Потом резко поднялся и побежал в лавку. Лавочник подал мне белую булку и целую горсть мелкой монеты: сдачу. Сестре я купил леденец.

А потом всё потекло. Люди привыкли ко мне и звали помочь по хозяйству, давали маленькие поручения. Сестрёнка просила, а я – целый день то туда, то сюда. Ощущение было такое, будто Кто-то сильный вмешался в нашу судьбу. Ничего не выдумываю, я это видел! Едва начиналось утро, и открывали храм, я входил, прятался за колонны и молился. Я не просил – умолял!

Благодарил, рассказывал, сколько заработал, и что нас уже несколько раз звали ночевать добрые люди, и многое другое. Изливал свою радость – и убегал.

Уже глубокой осенью знакомая барыня взяла меня в услужение, в свой дом. А Машу в приют устроила. Ей там платьишко дали, шубейку тёплую. А я и вовсе в новом ходил. Хозяйка приказала меня и одеть, и обуть. «Я когда увидела, Саша, как ты молишься, – сказала она мне много времени спустя, – то сразу поняла: такой человек ни обманывать, ни воровать не станет». Так и жил у неё.

Старался, как мог, с утра до вечера то по поручениям, то по дому. Мы, деревенские, к работе привычные. Даже не уставал. А когда настала весна, отпросился у барыни на три дня и поехал домой. Нашёл на рынке мужиков из наших мест, заплатил. Погрузил на телегу мешок картошки, муки. Когда добрался, оказалось, мать похоронила двух младшеньких, сестрёнку и брата. Она долго меня обнимала, просила прощения.

«Мам, ну, ты что…» – отнекивался я басом. А когда все уснули, рассказал ей про ту Женщину из храма. Она опять заплакала, потом встала на лавку, взяла из красного угла икону Божьей Матери и нежно поцеловала.

Елена Черкашина

Последние публикации

Чудо святителя Луки в Греции

Чудеса святителя Луки

 "Свет Православия в Казахстане" №4/261/, 2020 Протоиерей Евгений Бобылев Умереть со Христом, чтобы воскреснуть с Ним А. Иванов «Явление Христа Марии Магдалине после воскресения»

Умереть со Христом, чтобы воскреснуть с …

Протоиерей Евгений Бобылев

Что такое молитва?

Как в наши дни обратилась ко Христу жена раввина

«Свят, Свят, Свят Господь Саваоф…»

Татуировки — просто мода или нечто гораздо более серьёзное?

Татуировки – мода или грех?

Девушка плакала в зале регистрации международного аэропорта. Уже был сдан багаж, уже на руках был посадочный талон, а она плакала.

На краю

Грех курения охватил в наше время почти всех - от мала до велика. 

О грехе курения

Сквернословие. Грешок или грех?

О грехе сквернословия

Большинство людей просто не верят в то, что они достойны и могут быть счастливы. Но когда силы уже на пределе – тогда и происходит чудо. Рассказывает архимандрит Андрей (Конанос).

Важно верить, что мы достойны лучшего и …

В ГОЛОДНОМ ПЕТРОГРАДЕ Чудеса Божии. Икона Божьей Матери. Жизнь, дарованная нам Создателем, уже сама по себе – великое чудо. Для пребывания в этом мире Господь наделяет нас чувствами, дает нам речь...

Чудеса Божии

Николай Петрович вышел из больницы и, сев на скамейку, заплакал. Перед глазами была высохшая дочь с синими, исколотыми руками и ногами. На изможденном лице еле теплились два тусклых фонарика –...

Имя тебе свет

Зашла в магазин. Краем глаза вижу маму с сынишкой лет 6-ти. Как говорится, бедненько, но чистенько. Славный такой мальчишка. Видно было, что ему чего-то хочется, но не просит. 

Маленькое детское счастье

Очень трогательная история о мальчике...

Сашка

Не дави на своих детей. То, что хочешь им сказать, говори с молитвой. Дети не слышат ушами.

Не давите на детей

Волхвы, принесшие дары Родившемуся Христу, занимались наблюдением за звездами. В древности астрономия была всегда соединена с астрологией. Но если волхвов наблюдение за звездами привело ко Христу, то можно ли это...

Как Православие относится к астрологии

Постовые особенности провинциальной епархии.

Про пост, молоко и кота "Черчилля…

(Слово св. Иоанна Златоуста, како подобает чтити Иерея) В приходах, где между православными много раскольников, последние обыкновенно всеми мерами стараются разлучить первых с Православною Церковью и для этого вооружают их против...

О неосуждении священников

Сон – это вполне естественный процесс, который необходим каждому человеческому организму. В Книге Екклесиаста говорится, что «сновидения бывают при множестве забот» (Еккл. 5:2), чем наличие и наполнение сновидений связывается с...

Что такое вещий сон и как к нему относит…

Пресвятая Богородица – наша Предстательница и Заступница перед Господом, и чудеса, творимые Богом по Её прошениям, неисчислимы.

Обет воина

— Пойди, Ванюша, вдоль дороги, поищи овец, — сказал дедушка внуку.  Дорога та лежала мимо кладбища.

Притча о кладбище

  Жили муж и жена — бездетные. Такое им было испытание: родится ребенок, окрестят его, поживет немножко и умирает. Тяжело было родителям, но они не роптали: “Бог дал — Бог взял...

Предсказание

Всем известен знаменитый композитор Моцарт. Имя его стяжало бессмертие. Однажды один немец, тоже музыкант, пожелал видеть Моцарта и отправился в Италию.

Рассказ

Раньше он всегда по выходным дням делал это. Шло время, и однажды священник решил его навестить.

Один прихожанин перестал ходить в церков…

Когда в семье разрушается иерархия, то страдают все. Если муж не глава семьи, то он может начать пить, гулять, из дома убегать.

О семье

Рядом два дома, в одном доме круглые сутки крики, оры, скандалы, а в другом тишина.

Два дома

Хочу поделиться радостью — пересказать полезную и прекрасную идею. Не я придумал. Я только услышал. За что купил, за то и продам. Это не голая идея, а идея, одетая в...

Сказка

Что нужно человеку, чтобы ему не роптать? Что тебе дать, чтобы ты был доволен? Давайте-ка подумаем.

Ропот

Созвал сатана всемирный съезд бесов. В своей вступительной речи он сказал:

Притча о суетном

Не плачь, дитя, вот придет Господь и все управит Знаешь ли, дитя мое, отчего закрываются небеса, когда поля жаждут дождя, и открываются, когда поля не желают дождя?

Не плач

СЕМЬ СЕКРЕТОВ СЧАСТЬЯ ОТ АФОНСКИХ СВЯТЫХ И СТАРЦЕВ 

Секрет счастья

Богородица прогнала смертоносный грипп Рассказывает жительница Месолонги Георгия Морайту: 

Помощь святых

Самое главное чудо Великой Отечественной войны — это победа наших дедов и прадедов над фашистами. Но во время войны происходили и другие, известные немногим, чудеса.

Чудеса во время Великой Отечественной во…

  В ЧЕМ ПОМОГАЕТ СВЯТАЯ КСЕНИЯ ПЕТЕРБУРГСКАЯ …Сын служил в Чечне. Небольшая часть на краю леса, недалеко от Грозного. Война на радости скупа. А тут радость – приехала к сыну мать.

В чем помогает Ксения Петербургская

Погибла Машка. Точнее, Мария. Ей было уже за 60, но на приходе у отца Евгения ее все так и звали – Машка, обращались на «ты» и считали местной дурочкой.Все свое...

О Машке-дурочке

Рассказы священников о помощи Николая Чудотворца

Помощь святителя Николая

Бог – поругаем не бывает! Вот примеры из жизни о людях, которые -- посмели поднять свои грязные руки и поганые языки -- на Бога и Церковь.    Когда в селе Селявны Воронёжской...

Как Господь наказывает людей за кощунств…

Господь лучше нас знает, что для нас полезно, а что вредно, а потому надо вверяться Его Водительству Сохранился рассказ матери известного декабриста Рылеева, напечатанный в свое время в одном журнале.  

Промысел Божий

Макия́ж (фр. maquillage — грим, перекраска, подделка) "Кожу ты осквернила поддельным натиранием, волосы изменила не свойственным цветом, вид твой искажен ложью, образ извращен, лицо твое чуждо тебя. Ты не можешь видеть...

Макияж

Copyright © 2013 - 2020 . PAW.