О состродании

pict1

Господь создал всех людей разными. У каждого из нас своя жизнь, свой жизненный путь, свои жизненные ситуации. Сытый голодного не разумеет, здоровый больного никогда не поймет.

Человек, который не проходил через беды и искушения, не поймет скорбящего. Счастливый отец не поймет осиротевшего, потерявшего своего ребенка. Новобрачный не поймет разведенного. Человек, у которого живы родители, не поймет того, кто только что схоронил мать. Можно теоретизировать, но есть практика жизни. Мы часто не обладаем жизненным опытом, а когда мы начинаем его обретать, то вспоминаем тех, кого осуждали, с кем были строги, и начинаем понимать, что в тот момент были как пустышки. Мы не понимали, что ощущал этот человек. Старались назидать его, а ему было не до замечаний. У него от горя опустились руки, у него скорбела душа, ему не нужны были нравоучения и высокопарные слова. Все, что ему нужно было в тот момент – сочувствие, сострадание и утешение, но мы этого не понимали. И когда Господь нас проводит через то же самое, мы начинаем чувствовать то, что ощущал другой человек. 

Протоиерей Сергей Филимонов

pict2

«Однажды у моей жены начались преждевременные роды. Была ночь, и ни одна машина не остановилась, чтобы нас подвести. Ребенок погиб. После этого случая я ушел с должности инженера в компании Larsen and Toubro и стал таксистом. 

Обычные пассажиры приносят мне около 10 тысяч рупий в месяц, а по ночам я бесплатно вожу тех, кому срочно надо в больницу. Я раздаю всем пассажирам свои визитки, и они могут позвонить мне в любое время, если кто-то заболел и срочно нужна машина. 

Несколько месяцев назад был такой случай: примерно в два часа ночи я увидел на обочине двух мужчин, которые отчаянно размахивали руками. С ними была женщина, и когда я подъехал ближе, то увидел, что у нее ужасные ожоги. Было обожжено примерно три четверти тела. Оказалось, что все таксисты до меня отказывались ее везти. Мы обернули ее одеялом, которое я всегда вожу с собой, и помчались в ближайшую больницу. Следующие несколько дней я туда звонил, проверял — к счастью женщина выжила, потом мы подружились. 

Я верю, что деньгами все не купишь. На прошлой работе я зарабатывал 65 тысяч, но таким счастливым, как сейчас, я не был. 
Мне 74 года, я говорю на 11 языках, мои дети работают в инвестиционном фонде, а сам я — профессиональный инженер. Но самое главное достижение в моей жизни — то, что я отвез в больницы больше 500 человек. Возможно, это дало им шанс выжить. Ради этого я готов быть простым таксистом».

 

Женщина работала на мясокомбинате. Однажды, в конце своего рабочего дня она пошла в морозильную камеру, чтобы что-то проверить, но дверь случайно закрылась — и женщина оказалась заперта изнутри. 

Женщина кричала и стучала изо всех — сил, все было безрезультатно, — никто не мог ее услышать. Большинство рабочих уже ушли, а снаружи морозилки невозможно услышать, что происходит внутри. 

Пять часов спустя, когда смерть казалась уже неминуема, охранник завода открыл дверь, — и женщина чудом спаслась в тот день от смерти . 

Позже женщина спросила у охранника, почему он решил проверить морозильную камеру в тот день, ведь это не входило в его обязанности. 

Охранник ответил: «Я работаю на этом заводе уже 35 лет, сотни людей приезжают и уезжают каждый день, но ты одна из немногих, кто здоровался со мной по утрам и прощался в конце рабочего дня. Многие относятся ко мне, так будто я невидимый... 

Сегодня, проходя мимо меня, вы, как всегда, сказали мне «Привет». Но после рабочего дня я с любопытством заметил, что я не услышал ваше «пока, увидимся завтра», и я не видел, чтобы вы покидали территорию завода. Поэтому я решил проверить вокруг завода. Я так привык к вашему «привет» и «пока» каждый день, ведь они напоминают мне, что я кому-то нужен. Не услышав сегодня ваше прощание, я понял, что что-то случилось. Вот почему я везде искал вас». 

Будьте смиренными, любите и уважайте тех, кто вокруг вас. 
Ведь мы никогда не знаем, что будет завтра.

 Tb 1w 16PAM

Не уходи... (рассказ)

Женщине было за восемьдесят. И она была в коме. Эти обстоятельства очень удручали, так как свободных мест под аппаратами искусственного дыхания не было, и реаниматологи долго лаялись на приемном покое с неврологами, не желая забирать больную за собой. В конце концов, победила дружба — из реанимации выкатили на долечивание уже пришедшего в сознание пациента, а бабушку вкатили под аппарат. Женщину сбила машина. Сбила — и уехала. И сколько пролежала она под дождем на холодном асфальте, рядом со своим покореженным велосипедом и разбросанными овощами, посреди ночной дороги была военная тайна. Ее в последний момент увидел водитель легковушки и успел свернуть на обочину. Он же и вызвал «Скорую» и ГАИ, он же и сопровождал пострадавшую в больницу. Документов при женщине не было, да это и понятно — кто берет с собой на дачу паспорт? Таким образом, образовалась головная боль — больная была неизвестной, практически при смерти и без материальной помощи родственников, столь необходимой в таком случае. Кроме всего прочего, у нее не было переломов, гематом в голове и прочих оперируемых неприятностей, но был ушиб головного мозга и пневмония, что в таком далеко не юношеском возрасте звучит почти как приговор…
А к утру в отделении вдруг появился ее муж — подтянутый, аккуратный, благообразный дедушка нашел ее просто чудом. —Я понял, — говорил он, — когда Лидушка не вернулась с дачи, что что-то случилось, и что-то очень нехорошее, потому что она обязательно бы позвонила. Я подумал, что ее, вероятно, сбила машина… И поехал прямо к вам, эта больница ведь самая ближняя к нашим дачам… Ах, ну почему я не поехал с ней… Муж остался и стал ухаживать за больной, а она все лежала и лежала, не приходя в сознание и не подавая признаков осмысленной жизни… Он был неизменно корректен и вежлив, всегда чисто выбрит, аккуратно одет и ухаживал за больной безукоризненно. За время ее нахождения дотошные сестрички разузнали все о жизни этих двух стариков и, конечно же, рассказали и нам.
Лида и Миша любили друг друга еще с института, понимали друг друга с полувзгляда, но мешало их счастью только одно — они были из разных слоев общества. Миша был из интеллигентов, из небогатых, но невероятно гордых польских дворян, успел даже поучиться в Пажеском Корпусе, а Лида — дочерью простого ремесленника, вечно нетрезвого и грязного. Это обстоятельство не останавливало молодых людей, и перед войной они поженились, несмотря на строгие увещевания Мишиной матери и поджатые губы деда. Войну они провели на фронтах — он в окопах, а она в медсанбате санитарочкой… Военная буря пощадила и его, и ее, но все же оставила свой след: у Лидочки, после простуд и изнурительной работы, не могло быть детей… Это обстоятельство угнетало семейную пару, и они взяли из детского дома мальчика — кареглазого и смышленого Андрюшу. А потом и девочку — Карину. Дети росли, родители работали, давали детворе образование, потом Андрюша познакомил их со своей невестой…
Беда пришла внезапно. И Андрей, и Карина увлекались альпинизмом, вместе ходили в походы по горам, умели петь песни популярных тогда Высоцкого и Визбора, и вместе погибли под лавиной в Фанских горах… Как пережили это горе пожилые уже люди, дед не рассказывал, но смею думать, что нелегко. Они остались жить на этом свете, а их дети — лежать на кладбище под общей могильной для всех погибших тогда студентов плитой… — Вот вылечите мою Лидушку, и я вас удивлю, — любил говаривать старик.
Мало кто верил в успех лечения, только искренняя вера пожилого человека и чувство долга заставляли делать все, что необходимо, чтобы Лидушка поднялась или хотя бы открыла глаза. Муж подолгу просиживал у ее постели, показывал ей, ничего не видящей и не слышащей, фотографии детей, рассказывал маленькие тайны своей обычной жизни — о проказах усыновленного им котенка, о ее цветах на подоконнике, о том, какой вкусный супчик сегодня у него получился…
Он приносил ей ее любимое мороженное, рассказывал, как долго его искал, как нес аккуратно, чтоб не растаяло, как покупал, а потом отдавал это мороженное девчонкам-медсестрам. Он приносил ей новые вещи, которые, по его мнению, очень бы ей шли, часами рассказывал о том, что сегодня дают в театре и даже вполголоса напевал арии из опер или оперетт…
Отделение всерьез опасалось, что старик слетел с катушек. Ему пытались говорить, что Лидушка вряд ли выздоровеет, но он только упрямо мотал головой и продолжал надеяться и верить. И вот в один из дней этот железный старик стал сдавать. Он подошел к жене, взял ее за руку и заплакал.
— Не уходи… Мне без тебя не прожить и двух дней… Лидушкины ресницы вдруг вздрогнули, потом приоткрылись глаза, и сухим, надтреснувшим голосом она произнесла:
— Не уйду, любимый…
Мы выписали Лидушку через месяц домой и, забирая ее, еще слабенькую и на каталке, старик таки всех удивил — он появился во фраке, подтянутый и гордый, с цветами в руках и молча, склонив голову, со слезами на глазах, положил эти цветы на стол ординаторской… А в ординаторской все встали… Что есть любовь?

 

Любая профессия может быть освящена [47]. К примеру, врач не должен забывать: то, что главным образом помогает в медицине, есть Благодать Божия. Поэтому он должен постараться стать сосудом Божественной Благодати. Врач, будучи хорошим, добрым христианином и одновременно хорошим специалистом, помогает больным своей добротой и своей верой, поскольку он внушает им относиться к болезни мужественно и с верой. В случае серьёзной болезни такой врач может сказать больному: «Медицина как наука дошла вот до такого уровня. Однако там, где не хватает человеческих знаний, есть Бог, Который творит чудеса».

___________________________________

47 Разумеется, кроме профессий, несовместимых со званием христианина, которых в наше время стало особенно много – например, бандит, вор, распространитель безнравственности, ростовщик, колдун, делающий аборты врач, фотомодель, скоморох и т.п. Такие профессии не только не могут быть освящены, но и требуют уврачевания покаянием. – Прим. перев.

Преподобный Паисий Святогорец Слова. Том IV. Семейная жизнь Часть четвертая. Духовная жизньГлава вторая. Работа и духовная жизнь

 

 Нежданная помощь

Иван Андреевич проводил врача и вернулся в комнату жены. Подошел к столу и решительным движением взял рецепт. «Вот увидишь, дорогая моя Лизонька, — обращаясь к жене, ласково произнес он, — ты поправишься. Я сейчас схожу за лекарством».
Иван Андреевич открыл дверцу шкафа, в котором они много лет хранили свои деньги, и опустил руку в старенькую шкатулку. На дне лежала стопочка мелких купюр. «Ну вот, и не хватает, — сосчитав деньги, мысленно произнес он. — Ничего, зайду к соседям. Одолжу. Не много ведь надо», — успокоил себя Иван Андреевич. Вышел на площадку и позвонил в дверь. «Здравствуйте, дорогой сосед, — мило улыбаясь, произнесла Ирина Владимировна, – с чем к нам пожаловали?» — «Понимаете, мне не хватает денег на лекарства. Вы не могли бы одолжить», — смущенно спросил Иван Андреевич. Улыбка медленно сползла с лица соседки. «Тут такая ситуация, — выдавливая слова, произнесла Ирина Владимировна, – я обещала сыну на день рождения подарить новый смартфон, и, если мне не хватит, ну, Вы понимаете, что он подумает?» — «Да, да, конечно, — растерянно произнес Иван Андреевич. — Простите». Дверь быстро захлопнулась.
«А может, к Светлане Семеновне зайти?», — прошептал Иван Андреевич, обращаясь к самому себе, — она всегда одалживала». И он решительно позвонил в дверь. «Кто там? – не открывая, спросила соседка. — «Это я – сосед Ваш», — громко произнес он. — «Слушаю Вас», — ответили за дверью. Иван Андреевич сбивчиво объяснил, что он просит одолжить ему немного денег на лекарство жене. «Я бы дала Вам, но, понимаете, одалживать деньги после захода солнца — плохая примета. Приходите днем». После этих слов ноги Ивана Андреевича потяжелели, а к горлу подступил комок. «Ну что же я стою, ведь в аптеке бывают скидки, пойду, может, и хватит», — подбодрил он себя.
«На это лекарство скидки не распространяются», — ответила кассир очередной аптеки, в которую вошел уставший Иван Андреевич. Сердце защемило и гулко застучало. Он вышел на улицу. Холодный ветер погнал по лицу густые слезы.
«Мужик, ты чего плачешь, а?» — сквозь шум ветра донеслось до него. Иван Андреевич повернул голову и внизу, рядом с собой, увидел безногого инвалида на тележке, который просил милостыню. Прохожие иногда бросали ему в пластиковый стаканчик медь и мелкие купюры. «Жена у меня тяжело больна, нужно лекарство, а денег не хватает», — сказал Иван Андреевич. — «Жена»,- протяжно произнес нищий, — была у меня жена. Умерла. Теперь я здесь». После этих слов он пошарил по карманам, вытянул горсть измятых купюр и протянул их Ивану Андреевичу. «На, бери. Мне помогут», — сказал он. Иван Андреевич наклонился, взял деньги и поцеловал нищего в щеку. «Да ладно, иди», — мягко произнес тот.

 h 123456n

Чтобы увидеть Христа, отправляйтесь в дом престарелых, присядьте рядом со старушкой и поддержите ее трясущуюся руку с ложкой, чтобы она не расплескала суп, пока несет его до рта. 
Чтобы увидеть Христа, пойдите в больницу и попросите медсестру проводить вас к пациенту, которого никто не навещает. 
Чтобы увидеть Христа, выйдите из своего офиса, спуститесь в холл и поговорите с охранником, который переживает из-за развода с женой и скучает по своим детям. 
Чтобы увидеть Христа, отправляйтесь в центр города и поделитесь бутербродом - не проповедью - а бутербродом с бездомным, который живет в подземном переходе. 
Чтобы увидеть Христа, присмотритесь к непривлекательным и всеми забытым людям...

 i 10254

 Одного старого монаха спросили его молодые братья: "Когда мы видим брата, который спит во время всеобщей молитвы, должны ли мы ущипнуть его, чтобы он проснулся?" Старый монах ответил: "Дети мои, когда я вижу спящего брата, я кладу его голову себе на колени, чтобы он отдохнул..." Друзья, не щипайте ближних своими наставлениями и придирками, пусть лучше они склонят к вам свои головы, и вы просто обнимите их сердцем и согрейте своим теплом. Сердце не поучает - оно сострадает и любит.

 

ЖАЛКО ДЕВОК...

Почему не бывает неверующих водителей...

Закончилась праздничная служба, я благословил народ и направился в алтарь. Нужно подготовиться к завтрашней ёлке, разложить подарки и отправляться в митрополию. По традиции в день праздника к определённому часу наши отцы собираются в кафедральном соборе, чтобы поздравить владыку и получить благословение на предстоящие дела.

Вдруг слышу за спиной:
– Батюшка, у тебя какие планы на сегодня?

Оборачиваюсь – это Михалыч. Шофёр-дальнобойщик, мой старинный приятель. Я его посвятил в свои планы.

– Ага, значит, в область ехать? – оживился Михалыч. – Слушай, давай я тебя сегодня на своей «ласточке» доставлю? И туда, и обратно…
– С удовольствием, – благодарю друга. – Давненько мы с тобой никуда не выбирались.

От нас до областного центра без малого сотня километров. Михалыч вёл свой минивэн, то и дело кивая в сторону молодых девчонок, которые «дежурили» вдоль трассы в коротких юбках и тонких колготках телесного цвета.

– Холодно, а они «работают», – вздыхал приятель. – Жалко мне девок, бать. Сколько лет уже баранку кручу, а всё жалею.
– Да, не позавидуешь, – я поёжился. – Кстати, знакомая на днях рассказывала. Она из тех, кто кошек и собак любит больше всего на свете. Где-то рядом с трассой в безлюдном месте наткнулась на большую заброшенную будку. И соорудила в ней на зиму что-то вроде приюта для бродячих кошек. Ещё осенью утеплила соломой, старые тряпки принесла, одеяло с дачи. Периодически туда наведывалась и подкладывала в плошки кошачий корм.

«Дело было под Новый год, – рассказывает она мне. – Не собиралась я идти проведывать будку, а мне словно твердит кто-то: зайди да зайди. Зашла, принесла кошачьей еды, вывалила в пустую миску. Смотрю, а одеяло зашевелилось. Я в крик и бегом из будки. Потом думаю: а чего это я ору? Взяла палку, вернулась. Ткнула в одеяло, и резко так, громким голосом: «А ну-ка выходи!»

Из-под одеяла показалась молодая женщина. На улице минус десять, и она уже вся белая, дрожит. Я ей: «Ты чего тут делаешь? Замёрзнешь ведь. Иди к людям». Женщина меня слушает, а сама на миску с кормом уставилась и молчит. Потом посмотрела на меня жалостливо – мол, бить не будешь? – на коленки опустилась и давай есть из кошачьей миски.

Я с ней переговорила. Не наша девчонка, чужая. «Плечевая» проститутка. На трассе стояла, её водилы завезли в наши края, поигрались и выбросили. Такие дела, батюшка, а так бы погибла».

Михалыч покачал головой.

– Дорога многих кормит. Здесь тебе и кафешки, и магазины, и девицы. Их услугами я, правда, никогда не пользовался, брезговал, а вот общаться приходилось. Слушай, батюшка, а ведь по Евангелию блудницы – это и есть твоя паства. Помню, Он так и говорил, что пришёл к мытарям и блудницам. Может, и тебе попробовать?

– Не знаю, Михалыч, – пожал я плечами. – Ко мне они не приходят, а на трассе проповедовать… Это Христа люди слушали – а кто я? Обыкновенный грешный человек. Сколько лет проповедую, а людей в храме почти не прибавляется. Одно время даже унывать начал, а потом подумал: вон Иоанн Креститель, великий подвижник, только из пустыни вышел, указал народу на Иисуса из Назарета и говорит: вот Он, Агнец Божий. И что, многие ему поверили? Если уж святого человека не слушают, мне-то чего отчаиваться?

Был у меня, правда, один случай. Мы с матушкой возвращались из Белоруссии, искали гостиницу. Но Белоруссия – страна маленькая, транзитная, мы её от Гродно до границы за шесть часов проезжаем. Поэтому в тех местах гостиниц вдоль дорог не строят. Пришлось тянуть до границы.

Где-то у поворота на Смоленск увидели небольшой мотель. Я ехал в облачении – как был в подряснике с крестом, так в гостиницу и вошёл. Сзади шла и спала на ходу моя матушка.

Войдя в холл, обратил внимание на девушек. Симпатичных, ухоженных. Помню, как они на меня посмотрели – равнодушно и без всякого интереса. Я всё удивлялся: надо же, место глухое, а сколько здесь народу! И только потом сообразил, что угодил в публичный дом. Представляю, как бы я стал им проповедовать. Боюсь, послали бы они меня далеко-далеко.

Чувствую, что сейчас Михалыч засмеётся, а он рулит молча, даже не улыбается.

– А мне «плечевая» однажды жизнь спасла, – наконец откликнулся приятель. – В начале девяностых выкупили мы с напарником «КамАЗ» и гоняли с грузами по всей стране. В Ростовской области сломалась машина. Хорошо, что у напарника недалеко от тех мест родня жила. Созвонились, те подъехали, поесть привезли, кофе в термосе. Забрали то, что требовалось починить, и уехали вместе с напарником. А я остался сторожить машину.

Поел, согрелся. Смотрю – впереди, метрах в пятидесяти, «ночная бабочка» приплясывает от холода. Одежонка – одни полоски. А я сижу в тепле, сытый. У нас сломался движок, но Господь не оставил, послал добрых людей. Раз так, то и самому надо быть добрым. Кричу ей:
– Эй, красавица, иди, погрейся!

Она подходит:
– Что, красавчик, развлечься хочешь?
– Не, я жену люблю, – отвечаю. – Лезь сюда, кофейку попей. У меня и пироги есть, и бутерброды. Не стесняйся!

Она подумала и не стала отказываться. Я налил кофе девушке в термосную кружку, а она на меня уставилась:
– Ты это… Прямо в свою кружку? Не побрезгуешь после меня из неё пить?

Так я узнал, что она одна поднимала двоих детей. На панель пошла, потому что лишилась работы и дома есть было абсолютно нечего. Мы пообщались немного, девица согрелась и ушла на свой «пост». Я уже было задремал, но меня разбудил стук в кабину. Глаза открываю и вижу направленный в лицо ствол автомата:

– Водила, бабки гони!


А у меня под сиденьем все деньги за товар! Ругаю себя: ну почему напарнику не отдал? И вдруг вижу – та самая «плечевая» подбегает и называет одного из бандитов по имени:

– Не трогай его, это мой брат! Проведать заехал. Где нам ещё встречаться и разговаривать? Только здесь.

Не знаю, поверили ей пацаны или нет, но автомат спрятали и уехали. А я до утра так больше и не заснул, всё молился.

– Так ты уже тогда в Бога верил? – подивился я.
– А кто из водил не верит? – усмехнулся Михалыч. – Но верить и в храм ходить – это не одно и то же. До храма ещё дорасти надо. Шофера постоянно рискуют, поэтому очень суеверны. Я вот, к примеру, сколько раз попадал в разные передряги, но как-то всегда выходил без потерь.

Моя сестра, она давно в вере, научила меня поступать так. Если едешь по трассе и видишь, что где-то храм только-только на ноги вставать начинает, остановись, пожертвуй копеечку. Я спрашиваю: «А сколько давать-то?» «Положено десятую часть доходов». С тех пор так и делаю.

Как-то раз проезжал мимо Задонского монастыря. Тогда его только начинали восстанавливать. В голове возникла мысль: здесь и отдам свою десятину.

В дороге я находился уже неделю. Представь: щетина во всю рожу, штаны-треники с пузырями на коленках, ну и попахивает от меня соответствующе. Иду по территории монастыря и думаю: кому бы деньги отдать?

Какой-то монах поспешает. Я за ним: «Отец, погоди! Отец!» Тот обернулся, на ходу показал мне на какую-то дверь и крикнул: «Там тебя покормят! Ты только это… Сперва умойся». И побежал. Я снова за ним. «Отец, погоди! – кричу. – Я не бомж! Я этот, как его? А, вспомнил – спонсор! Я ваш спонсор. Где у вас бухгалтерия?» Ты бы видел, отец Александр, какие у того монаха были глаза!

Кстати, в церковь я пришёл далеко не сразу. Деньги жертвовал, но скорее как бы откупаясь от Бога. Мол, Ты мне помог – вот Твои десять процентов. Ещё поможешь – снова получишь.

Однажды решил заехать в Дивеево к мощам преподобного Серафима. Это было моё первое сознательное паломничество. Помню, приехал рано, ещё и пяти утра не было. Думаю: вот и хорошо, первым буду. Подошёл к храму, а там очередь уже в три хвоста. Куда деваться – пришлось постоять. Хоть и не люблю я очереди ещё с детства.

Стою и размышляю: раз к такому святому приехал, то в очереди надо стоять как-то по-особенному. На колени, что ли, встать? Огляделся, но на коленях никто не стоял. А мне почему-то хочется. Ну ладно, думаю: вот в храм войду, так точно на коленках к мощам и проползу. И к чудотворным иконам тоже. Только что люди скажут?

Пока я стоял и прикидывал свой путь на коленях, рядом показалась бабушка, вся в чёрном. К мужикам подошла и что-то у них спросила. Те ей ответили, развели руками, и она потопала дальше. Дошла до меня и спрашивает: «Брат, не поможешь? Ковёр надо выбить, что возле преподобного расстилают. И дорожки».

Я задумался: в очереди мне ещё стоять и стоять, храм-то пока закрыт. А так малость поработаю, время и пройдёт. Взвалил я на себя ковёр и поволок его колотить. Выбил, затем в храм занёс и ковёр, и дорожки. Ну, и давай помогать расстилать.

С ковром было легче. Раскинул его – и всё, а вот дорожки раскатывать надо, да ещё укреплять. Вниз головой всё делать приходилось – неудобно, да и «мозоль» шофёрская, что на животе, мешала. Встал я на коленки – и давай дорожки раскатывать. По ступенькам ползаю и тут ловлю себя на мысли: а ведь сам недавно просил, чтобы дал Господь такую милость, чтобы к преподобному в храм на коленях заползти. Смотри-ка, а мысль моя услышана!

Мне разрешили отстоять службу на том ковре, рядом с мощами. Я всю литургию выслушал с таким умилением! Не поверишь: слёзы на глазах сами наворачивались. Там же в первый раз исповедовался и причастился.

Вечером мы возвращались с Михалычем домой. Мой друг предложил:
– Бать, а давай к Киму заедем, у него готовят такой кукси  – пальчики оближешь!

Весь день я толком ничего не ел, потому предложение товарища пришлось как нельзя кстати.

– Может, кроме кукси и ещё чего-нибудь возьмём? – спрашиваю.
– Нет, батюшка, – мой собеседник решительно кивает головой, – здесь мы только червячка заморим. А когда машину поставим, пойдём ко мне есть манты. Настоящие, узбеки лепили.

На выходе из кафе я хотел расплатиться, но Михалыч меня опередил и рассчитался сам.

Когда дома у него на кухне мы ели манты, я всё удивлялся: сколько же этих узбекских пельменей может уместиться в одном среднестатистическом батюшке?

– Кстати, Михалыч, ты так и не закончил рассказ про ту «плечевую», которая от бандитов тебя спасла, – вспомнил я. – Ты её как-нибудь отблагодарил? Денег дал?

– Нет, денег я ей не давал, – улыбнулся Михалыч. – Да она бы и не взяла. Человек больно порядочный оказался. Пока на ремонте стояли, я с родственниками напарника познакомился. Хорошие ребята, оборотистые. Несколько торговых точек открыли. Я и спрашиваю одного:

– Может, вам работники нужны?
– Нужны. А что, есть кто-нибудь на примете?
– Есть, – говорю. – Сестра у меня здесь без работы с двумя ребятишками бедует. Может, возьмёте?
– А она человек надёжный?
– Надёжный. За своих и на ствол пойдёт, не побоится.
– Тогда зови.

Поехал я на трассу, но спасительницы своей не нашёл. Зато узнал её имя и адрес. Накупил продуктов и к ней заехал. Она очень удивилась, а я ей говорю: «Чего тут странного? Ты же мне теперь сестра».

Сколько лет прошло, уже и внуки родились, а мы с ней связь поддерживаем.

– Слушай, Михалыч, а зачем ты сегодня в область ездил? – поинтересовался я. – Думал, тебе надо по делам, а ты весь день со мной нянькаешься. Или тебе делать нечего?

Михалыч улыбнулся ещё шире.

– Так святки на носу. Самая пора творить добрые дела. В нашей суете – когда ещё я тебя на машине покатаю да накормлю обедом? Это же так здорово – батюшку обедом покормить!

Через два дня я снова ездил в епархию. Накануне позвонил знакомый священник: его, как и меня, вызвали по каким-то делам, и он напросился ехать со мной. Возвращаясь, предложил пообедать у Кима.

– Только одно условие: я угощаю.

Он согласился. Мы ели острый кукси и котлеты по-киевски. Батюшка рассуждал на высокие богословские темы, а я смотрел на него и улыбался.

– Ты чему улыбаешься? – насторожился отец.
– Время, бать, сейчас такое – святки. Для добрых дел самое что ни на есть подходящее.

Протоиерей
Александр ДЬЯЧЕНКО.

 

Будь добрее, чем принято, ибо у каждого своя война, бои и потери. Живи просто, люби щедро, вникай в нужды другого пристально, говори мягко... А остальное - предоставь Господу. Именно любовь, - ни вера, ни догматика, ни мистика, ни аскетизм, ни пост, ни длинные моления не составляют истинного облика христианина. Все теряет силу, если не будет основного — любви к человеку.
Святитель Лука (Войно-Ясенецкий)

 

Счастье состоит не в том, чтобы жить во дворце и быть богатым. Всего этого можно лишиться. Настоящее счастье то, которое ни люди, ни события не могут похитить. Ты его найдешь в жизни души и отдании себя. Постарайся сделать счастливым тех, кто рядом с тобой, и ты сам будешь счастлив.
(Елизавета Федоровна Романова)

h 14278

 

 

публикации все

Конец XIX века, Москва. Все громче звучат лозунги нигилистов, революционеров о том, что человек сам себе бог и царь; народ в городах в большинстве своем причащается всего раз в год...

Святой Алексий Мечёв: Я не хочу сидеть н…

Протоиерей Евгений Бобылев

Что такое молитва?

Эта история, изложенная протоиереем Николаем Агафоновым, опубликована в сборнике пасхальных рассказов «Тайна Воскресения», который выпустило издательство Псковско-Печерского монастыря «Вольный странник». Выйдя из дверей барака, Вика, опасливо оглянувшись по сторонам и убедившись...

ВИКА С БЕЗЫМЯНКИ

Как в наши дни обратилась ко Христу жена раввина

«СВЯТ, СВЯТ, СВЯТ ГОСПОДЬ САВАОФ…»

Один известный американский комик подошёл к девушке в мини юбке и сделал ей непристойное предложение. Девушка очень оскорбилась и ответила: "Я вам никакая не проститутка..." На что комик сказал: "Вы знаете...

Можно ли согрешить одеждой?

Татуировки — просто мода или нечто гораздо более серьёзное?

Татуировки – мода или грех?

Приезжает в православный храм одна женщина. Подходит к батюшке. С опаской глядит на крест.– Только меня этим не надо благословлять. Я мусульманка.– Что у вас?– У меня сын. Ему двадцать...

Как Богородица помогает людям другой вер…

Девушка плакала в зале регистрации международного аэропорта. Уже был сдан багаж, уже на руках был посадочный талон, а она плакала.

На краю

Шёл 1919 год. Возле старой графской усадьбы остановился полк красноармейцев. Поздно вечером в дверь дома постучались. Когда графиня открыла дверь, то увидела, что на пороге стояла девушка-санитарка.  «Здравствуйте, сказала она, -...

Пускай меня расстреляют вместо вас

Грех курения охватил в наше время почти всех - от мала до велика. 

О ГРЕХЕ КУРЕНИЯ

Сквернословие. Грешок или грех?

О грехе сквернословия

Большинство людей просто не верят в то, что они достойны и могут быть счастливы. Но когда силы уже на пределе – тогда и происходит чудо. Рассказывает архимандрит Андрей (Конанос).

Важно верить, что мы достойны лучшего и …

В ГОЛОДНОМ ПЕТРОГРАДЕ Чудеса Божии. Икона Божьей Матери. Жизнь, дарованная нам Создателем, уже сама по себе – великое чудо. Для пребывания в этом мире Господь наделяет нас чувствами, дает нам речь...

Чудеса Божии

Николай Петрович вышел из больницы и, сев на скамейку, заплакал. Перед глазами была высохшая дочь с синими, исколотыми руками и ногами. На изможденном лице еле теплились два тусклых фонарика –...

Имя тебе свет

Зашла в магазин. Краем глаза вижу маму с сынишкой лет 6-ти. Как говорится, бедненько, но чистенько. Славный такой мальчишка. Видно было, что ему чего-то хочется, но не просит. 

Маленькое детское счастье

Очень трогательная история о мальчике...

Сашка

Не дави на своих детей. То, что хочешь им сказать, говори с молитвой. Дети не слышат ушами.

Не давите на детей

Волхвы, принесшие дары Родившемуся Христу, занимались наблюдением за звездами. В древности астрономия была всегда соединена с астрологией. Но если волхвов наблюдение за звездами привело ко Христу, то можно ли это...

Как Православие относится к астрологии

Постовые особенности провинциальной епархии.

Про пост, молоко и кота "Черчилля…

(Слово св. Иоанна Златоуста, како подобает чтити Иерея) В приходах, где между православными много раскольников, последние обыкновенно всеми мерами стараются разлучить первых с Православною Церковью и для этого вооружают их против...

О неосуждении священников

Сон – это вполне естественный процесс, который необходим каждому человеческому организму. В Книге Екклесиаста говорится, что «сновидения бывают при множестве забот» (Еккл. 5:2), чем наличие и наполнение сновидений связывается с...

Что такое вещий сон и как к нему относит…

Чудо святителя Луки в Греции

Чудеса святителя Луки

Пресвятая Богородица – наша Предстательница и Заступница перед Господом, и чудеса, творимые Богом по Её прошениям, неисчислимы.

Обет воина

— Пойди, Ванюша, вдоль дороги, поищи овец, — сказал дедушка внуку.  Дорога та лежала мимо кладбища.

Притча о кладбище

  Жили муж и жена — бездетные. Такое им было испытание: родится ребенок, окрестят его, поживет немножко и умирает. Тяжело было родителям, но они не роптали: “Бог дал — Бог взял...

Предсказание

Всем известен знаменитый композитор Моцарт. Имя его стяжало бессмертие. Однажды один немец, тоже музыкант, пожелал видеть Моцарта и отправился в Италию.

Рассказ

Раньше он всегда по выходным дням делал это. Шло время, и однажды священник решил его навестить.

Один прихожанин перестал ходить в церков…

Когда в семье разрушается иерархия, то страдают все. Если муж не глава семьи, то он может начать пить, гулять, из дома убегать.

О семье

Рядом два дома, в одном доме круглые сутки крики, оры, скандалы, а в другом тишина.

Два дома

Хочу поделиться радостью — пересказать полезную и прекрасную идею. Не я придумал. Я только услышал. За что купил, за то и продам. Это не голая идея, а идея, одетая в...

Сказка

Что нужно человеку, чтобы ему не роптать? Что тебе дать, чтобы ты был доволен? Давайте-ка подумаем.

Ропот

Созвал сатана всемирный съезд бесов. В своей вступительной речи он сказал:

Притча о суетном

Не плачь, дитя, вот придет Господь и все управит Знаешь ли, дитя мое, отчего закрываются небеса, когда поля жаждут дождя, и открываются, когда поля не желают дождя?

Не плач

Господь создал всех людей разными. У каждого из нас своя жизнь, свой жизненный путь, свои жизненные ситуации. Сытый голодного не разумеет, здоровый больного никогда не поймет.

О состродании

СЕМЬ СЕКРЕТОВ СЧАСТЬЯ ОТ АФОНСКИХ СВЯТЫХ И СТАРЦЕВ 

Секрет счастья

Богородица прогнала смертоносный грипп Рассказывает жительница Месолонги Георгия Морайту: 

Помощь святых

Самое главное чудо Великой Отечественной войны — это победа наших дедов и прадедов над фашистами. Но во время войны происходили и другие, известные немногим, чудеса.

Чудеса во время Великой Отечественной во…

  В ЧЕМ ПОМОГАЕТ СВЯТАЯ КСЕНИЯ ПЕТЕРБУРГСКАЯ …Сын служил в Чечне. Небольшая часть на краю леса, недалеко от Грозного. Война на радости скупа. А тут радость – приехала к сыну мать.

В чем помогает Ксения Петербургская

Погибла Машка. Точнее, Мария. Ей было уже за 60, но на приходе у отца Евгения ее все так и звали – Машка, обращались на «ты» и считали местной дурочкой.Все свое...

О Машке-дурочке

Рассказы священников о помощи Николая Чудотворца

Помощь святителя Николая

Бог – поругаем не бывает! Вот примеры из жизни о людях, которые -- посмели поднять свои грязные руки и поганые языки -- на Бога и Церковь.    Когда в селе Селявны Воронёжской...

Как Господь наказывает людей за кощунств…

Господь лучше нас знает, что для нас полезно, а что вредно, а потому надо вверяться Его Водительству Сохранился рассказ матери известного декабриста Рылеева, напечатанный в свое время в одном журнале.  

Промысел Божий

Макия́ж (фр. maquillage — грим, перекраска, подделка) "Кожу ты осквернила поддельным натиранием, волосы изменила не свойственным цветом, вид твой искажен ложью, образ извращен, лицо твое чуждо тебя. Ты не можешь видеть...

Макияж

Copyright © 2013 - 2019 . PAW.